Tags: Стокгольм

1977

Норманская теория развития видов, Или Стокгольм, как колыбель моей революции.

Периодические посещения Стокгольма заставили по новому взглянуть на исторические корни того народа, к которому я себя, надеюсь небезосновательно, причисляю. На русских. Безалаберность, разгильдяйство, вольность и внешний вид аборигенов Швеции навели меня на веселые мысли о родственности наших душ. Я постоянно чувствовал себя в их столице абсолютно в своей тарелке.

Вот очередь на паром, которую в итоге запустили в трюм только за 5 минут до отплытия (и это повторялось в той или иной интерпретации каждый раз).

 

Collapse )